Андрей Данилко: "У меня практичеки нет жизни вне работы"

Рейтинг:  / 0
ПлохоСупер 

Эксклюзивное интервью Андрея Данилко журналу "Обрати внимание" с Татьяной Рамус.

Андрей Данилко интервью Обрати внимание

Краткое досье

Андрей Данилко
(сценическое имя – Верка сердючка)
актер, певец, юморист, композитор, автор текстов, режиссер, продюсер. Народный артист Украины.
Судьбоносный образ Верки сердючки впервые появился на сцене 1 апреля 1991 года на юморине в Полтаве.
Обладатель многочисленных «Золотых граммофонов», кубка имени аркадия райкина, «Бриллиантового диска», сере- бра на евровидении в Хельсинки, первых строчек хит-парадов.
Его жизнь – это постоянная режиссура себя.

Видеть всех и быть невидимым для других! Такой статус, как мне показалось, является идеальным жизненным балансом для Андрея. Участвовать в шоу и давать интервью — какправило, прерогатива Сердючки, но для журнала «Обрати внимание!» Андрей Данилко сделал исключение, отправив свойсценическийобразна «обеденный перерыв» на время нашей беседы.

СЕЙЧАС У МЕНЯ ПРАКТИЧЕСКИ НЕТ ЖИЗНИ ВНЕ РАБОТЫ

Андрей, ты и на сцене, и в жюри всевозможных конкурсов появляешься в образе Верки Сердючки. А если бы тебя пригласили как Андрея Данилко, ты бы пошел?
Нет. Мне как-то предложили за очень большие деньги вести один хороший проект – как Андрею Данилко. Это был голландский проект. Но я не захотел, несмотря на весьма убедительный финансовый аргумент. Сначала думал: попробую, но потом отказался. Понимаешь, когда я представил, что буду появляться каждую субботу в телевизоре, – меня от себя самого начало тошнить. (Смеется.)

То есть ты хочешь, чтобы тебя люди по чайной ложке принимали?
Понимаешь, Сердючка – это такой персонаж, который должен быть дозированным. Она – как шампанское на Новый год. А когда шампанское каждый день, это уже алкоголизм...

Мне интересна одна вещь в связи с нынешними песенными конкурсами. Туда приходят люди, которые пытаются открыть стране свой талант – показать голос. Но ведь никто из них не несет ничего нового! Выходит, что обладание голосом на сегодняшний день обесценивается, как и просто мастерство в искусстве?
Я думаю, что во все времена был спрос на «штучность», эксклюзив. Это номер один – всегда и во всем. Даже если меня подделывают и выступают а-ля Верка Сердючка – значит, в самом образе есть индивидуальность. Мы ни на кого не похожи. А на этих конкурсах и шоу все поют одинаковыми голосами.

Тогда в чем смысл? У этих людей есть шанс стать звездой?
Есть, наверное. Мне, например, очень понравилась в подобном английском конкурсе (Britain’s Got Talent) Сьюзан Бойл. Когда она вышла на сцену – ну вылитый Брежнев в юбке... Вид просто ужасный. Но когда она запела, то все – внешность, возраст – ушло на задний план. Потому что самое главное в искусстве артиста – это когда в человеке что-то трогает, цепляет. К сожалению, сейчас этого практически нет.

Да, сейчас переходят на транс- музыку, открываются новые клубы, где царит ритм «тыц-тыц-тыц»... Как ты к такой музыке относишься?
В последний раз я был на дискотеке в клубе Bingo. Даже не помню, в каком году... У нас был период с 1999 по 2006 год, когда мы все время ездили с сольными концертами. И был выстроен такой график: отъездили 20 концертов – после этого неделя перерыва. В эти дни мы могли позволить себе делать все что угодно: ходить, к примеру, по магазинам – то, чего я сейчас вообще не могу делать, на дискотеки, в какие-то бары, мы были в жизни! И эти дискотеки для меня остались в том времени. Я даже не понимаю, что там сегодня слушают. Сейчас у меня практически нет жизни вне работы...

Почему?
Сложно сказать. Меняется время, меняюсь и я. Сейчас у меня начался кризис среднего возраста, я очень остро его ощущаю... И в моей жизни на данный момент – закрытый период. Это касается всего. Даже в компании мне комфортно, когда не больше трех человек. Не знаю почему. Даже четыре – уже не то, появляется дискомфорт, какая-то лишняя суета. Вот три человека – идеально.

У тебя не бывает такого ощущения, что ты всех видишь, а тебя не видят? Тебе нравится состояние, когда тебя не видят, а ты за всеми наблюдаешь?
Мне очень нравится, когда меня не видят. Правда. И ты знаешь, это началось еще с пионерских лагерей. Почему я тоскую за тем временем? У меня такая ностальгия! Через год мне ведь будет 40 лет. А у меня эти цифры просто не укладываются в голове, это раз. А второе – у меня такая ностальгия по прошлому, потому что у меня было очень хорошее детство. Бедное, ничего не было...

А какое это тогда имело значение?
Никакого. Никогда не было зависти. Я при- ходил к своей подруге – они хорошо жили, у них были ковры, стенка, журналы «Бурда» в то время. Почему у них есть, а у меня нет? Такого вопроса у меня никогда даже не возникало.

У тебя просто голова была другим забита!
Точно. Мы были заняты творчеством. Решили, например, поехать в Москву. Где на поездку деньги брать? Не знаем. Сдавали бутылки, покупали билеты – и в Москву. А где там будем жить? Ну не думали мы об этом. Это был 1988 год – тогда только появился «Ласковый май».

Я знаю, что ты был их фанатом.
И я могу объяснить почему. Потому что я видел, как мой сверстник может добиться таких результатов в таком возрасте.

А у тебя уже тогда были амбиции?
Ты знаешь, это – не амбиции. Скорее, стимул. Например, благодаря именно «Ласковому маю» я научился играть на пианино. Тогда очень многие пытались подбирать их песни. И первую песню я тоже подобрал. У нас пианино в школе стояло почему-то на четвертом этаже в туалете, где техничка кушает. И пианино – на замке. Я сломал этот замок, приходил туда, тыкал-мыкал-тыкал и в результате сам научился играть. Желание. Главное – желание. Если есть желание – все возможно.

ПО БОЛЬШОМУ СЧЕТУ МНЕ ВООБЩЕ МАЛО НУЖНО

Ты знаешь о законе, который обязывает рестораны платить роялти за использование музыки артиста? Эти деньги до тебя доходят?
Про рестораны не скажу, в моем случае деньги приносят скорее рингтоны. Но я не особо внедряюсь в этот процесс. Этими вопросами занимается офис. Я думаю, такого рода закон об авторских отчислениях наиболее эффективно работал в прошлом, когда группы того времени, Юрий Антонов, другие авторы и исполнители получали за свои хиты просто сумасшедшие деньги. Если говорить о сегодняшнем дне, то я вижу реальный заработок в рингтонах. Безусловно, при наличии успешной песни.

Украинцы любят считать чужие деньги. Вот и артисты со своими доходами начали попадать в популярные рейтинги богатых людей. Тебя этот процесс уже коснулся?
Ты знаешь, нет. Я как-то вообще отдельно стою от всей этой тусовки, особенно москов- ской. Там в основном фигурируют Киркоров, Басков... А рейтинги? Мне кажется, это все вранье. Я даже не понимаю, откуда журналисты берут эту информацию... А то, что мне приписывают, типа «миллиард до неба», – это бред полный! Такого и близко никогда не было. Да, конечно, есть у меня несколько квартир. Но у меня никогда не было цели скупить пол-Крещатика или иметь там офисы. По большому счету мне вообще очень мало нужно.

То есть гигантомания тебе не знакома?
Был у меня такой период... И причина, наверное, в провинциальности и отсутствии условий быта в детстве. Когда-то я жил в пристройке с обоями, которые заворачивались утром от влаги... Конечно, когда появляются другие возможности, тебе хочется компенсации – жить во дворце, ходить по дому в «Версаче» и спать на огромной кровати. Но потом, когда ты всего этого наедаешься, задумываешься: а зачем все это надо? К тому же вся эта картина смотрится как-то пошло... Потому у меня и нет домов или еще там чего-то особенного.

Так ты живешь в квартире? А гости к тебе часто приходят?
Да, в квартире. Если честно, очень мало людей бывало у меня в гостях. Я вообще тер- петь не могу гостей. Квартира – это место, где я должен быть один.

Скажи, а были у тебя такие моменты, когда из-за денег ты потерял человека? Когда у тебя одолжили, например, и не вернули? А ты думаешь: «Господи, пусть лучше не отдает, но чтобы в моей жизни больше не появлялся»?
Да, это был достаточно близкий мне человек, он работал у нас в коллективе, мы дружили еще со студенческих времен. И знаешь, это было такое мелкое воровство, ты ведь не замечаешь некоторые вещи. Но так как это происходило достаточно часто, я и заметил. Это был неоспоримый факт, я знал, что именно он это делал, причем это происходило у меня в квартире. Тогда я сказал себе: вот тебе цена того, чтобы этого никогда больше не было в твоей жизни. Я думаю, что он даже не понял, почему я так резко разорвал отношения, я ничего не объяснял, а смысл? Уже и так все понятно.

Люди часто просят у тебя помощи?
Постоянно. Но системности в этом вопросе – например, помогать какому-то детскому дому – у меня нет. Когда такое происходит, меня не покидает ощущение, что в основном это делается ради камер и славы. В моем случае есть конкретные люди, которым я помогаю... Но бывают и такие ситуации: позвонил мне парень, который только женился, и попросил... купить ему квартиру. Или женщина говорит, что надо сына в школу собрать, помогите купить то и это... Я спрашиваю, почему вы мне звоните? Это же не трагедия, не болезнь... В ответ – оскорбления. Я даже с психологом советовался, как правильно поступать в ситуации, когда кому-то вечно помогаешь, а он все равно не доволен. И он рассказал мне интерес- ную притчу: «Идет богатый человек, сидят бедняки, он дал им денег и пошел дальше. Идет второй раз, бедняков стало больше, он опять им дал денег. Идет третий раз, бедняков еще больше, а у него не оказалось с собой денег, и он дал им конфеты и печенье. А они как разозлятся на него: ты там такой... у тебя денег куча... И вот он приходит к Богу и говорит, я же помогал первый и второй раз, потом у меня просто не оказалось денег, почему у них такая реакция? А Бог сказал, мол, зачем ты помогал второй раз? Они же могли на эти деньги купить яблоко, съесть его, а косточки посадить в землю, чтобы выросла яблоня...». Понимаешь, мы подобными вещами развращаем людей. Если они сидят и ждут моей помощи – это все-таки и моя вина. Ведь таким образом я убиваю в них желание что-то делать.

А когда тебе нужна была помощь, люди помогали?
Да, нам помогали, когда мы только начинали. Но это не было: ой, спасите, помогите, дайте! Нет. Просто рядом всегда оказывались нужные люди, которые нам помогали, потому что они видели, что мы хотим что-то делать.

А было такое, что тебе все-таки приходилось просить?
Нет. Хотя... Вспомнил. Была у меня такая ситуация. Правда, достаточно давно. Мне помог Александр Роднянский. Мы были уже известными, СВ-шоу выходило на «1+1». И хотя у меня всегда были деньги, срочно понадобилась некая сумма. И мне так стыдно было подойти к Роднянскому, но я понимал, что больше не у кого попросить. И вот я говорю: «Александр Ефимович, дай- те мне... если у вас есть такая возможность... вы меня извините...». Я красный от стыда, весь мокрый от напряжения. А он: «Да какие проблемы?». Звонит в бухгалтерию, мне выписывают эти деньги, я благодарю и говорю: «Я вам через два дня их отдам!». Но он не взял. Понимая ситуацию, мне списали эту сумму в счет зарплаты. И Роднянский мне тогда сказал: «Андрей, все думают, что у меня куча денег, потому что я занимаю такую большую должность. Но поверь, у меня в жизни бывали такие ситуации, что не на что было хлеба купить...».

Люди очень часто преувеличивают возможности других людей.
Абсолютно! Вот тебе и обратная сторона этих рейтингов: люди видят все эти цифры и представляют себе просто золотые горы. Они же не знают, что, во-первых, все эти цифры придуманы с целью шокировать людей и привлекать их внимание. Повторюсь: «миллиарды до неба». Какие «миллиарды до неба»?! О чем вы?! И во-вторых: они вообще ничего не знают о моих расходах, не знают, сколько я трачу хотя бы на создание своего шоу, на людей, работу которых мне нужно оплатить. Если честно, моя бы воля – я вообще никуда не ездил бы года два и не давал бы никаких концертов! Мне нужно сделать такую перезагрузку. Но я не могу себе этого позволить, потому что на мне ответственность за весь коллектив. Люди должны быть в форме, да и я должен поддерживать форму, и все должны зарабатывать.
Андрей Данилко интервью Обрати внимание
НИКТО НЕ МОЖЕТ ПОНЯТЬ И СДЕЛАТЬ ТАК, КАК Я ХОЧУ

Чем, кроме хороших заработков, ты мотивируешь своих людей?
Самое главное – дело. Людям должно быть комфортно, они должны хотеть возвращаться, скучать по работе.

Твой коллектив нуждается в обновлении?
Нет. У нас сейчас, слава Богу, сложилась очень хорошая команда.

Есть такие, которые рвутся к тебе? Говорят: возьмите нас, возьмите нас!
Больных, наверное, много... (Улыбается.)

Ну почему больных? Это люди, которые тоже хотят приобщиться к прекрасному!
Дело в том, что у нас такой специфический жанр, что в основном идут больные. Я тебе серьезно говорю. Как-то мы так влияем... В моем коллективе я вижу, что все хотят работать, им нравится, как нас принимают, когда зрители встают, хлопают, смеются, радуются. Ведь это – общая награда. У нас нет такого, что я – один Звезда на сцене, а это – аккомпанирующий состав. Я представляю членов своего коллектива публике: вот Романовская, вот Инка (Мама) – это ведь я придумываю им образы. Не только на мне все строится, я всегда показываю кого-то еще. И ребята из коллектива чувствуют, что они причастны к этой работе, что каждый из них – Звезда на своем месте. В результате на сцене получается Звездное небо. (Улыбается.)

Сейчас все муссируют тему конца света. И знаешь, что самое поразительное? Когда сказали, что он отменяется, люди расстроились, потому что все хотели какой-то перезагрузки и обновления!
Да, сейчас такой странный период, я по себе сужу: столько усилий прикладываю к каким-то вещам, но не могу их сделать. И это зависит не от меня, а от людей, которые меня окружают.

Ты всегда все сам в своей работе контролируешь?
Да, потому что никто не может понять и сделать так, как я хочу.

То есть тебе в этом не повезло? Или, наоборот, повезло, что никто не мешает и не портит твое кино?
С одной стороны повезло, с другой – нет. Есть коллективы и исполнители, которым вполне реально написать материал. Со мной сложнее, ведь аналога нет, поэтому все должно быть очень аутентично и своеобразно. Я же играю персонаж, значит, все должно быть сделано под меня и под него.

Ты есть в «Фейсбуке» или в других социальных сетях?
Нет. Это не моя тема. Я не вижу смысла в сообщениях вроде «я сейчас пью кофе» с соответствующей фотографией. Может, кому-то некуда девать свою энергию. У меня нет на это ни времени, ни желания.

Но ты же знаешь, что у тебя в Интернете есть масса двойников, как ты к этому относишься?
Конечно, плохо. Ну а как с этим бороться? Люди читают эти сообщения и понимают, что это не я. Кто знает меня, те понимают, что я не буду этим заниматься, у меня даже нет страницы в Интернете. Мы запустили сайт, какое-то время он поработал, а потом я понял, что для того, чтобы он работал, как я хочу и вижу, мне нужно самому всем этим заниматься, иначе это будет сайт обычной популярной группы. Поэтому я принял решение оставить по моему адресу www.serduchka.ua просто заставку с контактами. Так и живем. (Улыбается.)

ОНИ БАХАЛИ В МЕНЯ, А ОНО ШЛО В НИКУДА...

Тебе приходилось когда-нибудь пользоваться своими связями? Тем более что ты лично знаком со многими сильными мира сего: и бизнесменами, и политиками, и звездами! Был ли случай, когда твои связи тебе реально помогли? Даже с учетом того, что ты не любишь просить.
Не то чтобы просить или пользоваться сво- ими связями. Но был момент, когда меня очень поддержали и Игорь Крутой, и Алла Пугачева, и Филипп (Киркоров. – Ред.). Я имею в виду ситуацию, которая сложилась в России после Евровидения. Хотя понятно, что вся эта травля была организована, понятны ее причины. Это была банальная злость за то, что я занял второе место, а на него готовили группу «Серебро». Даже есть легенда, что и группу поэтому специально назвали «Серебро», так как они должны были занять второе – то есть серебряное – место. В итоге они получили бронзу, и девочки не виноваты, они вообще тут ни при чем. Но меня тогда заказали. И, как говорят, даже подключали к этому делу экстрасенсов. Мы ведь плохо выступили в финале Евровидения, потому что по ту сторону были экстрасенсы, которые гарантировали, что я забуду слова, пропадет музыка...

Ты в это веришь?
Конечно. Я тебе расскажу реальную историю из своей жизни. Когда я родился, мама посадила два ореха. А когда мне исполни- лось 16 лет, моя тетка их спилила. И я начал болеть. Потому что по гороскопу я – Весы, а по дереву – Орешник. И как потом в это не верить?

То есть ты чувствовал на Евровидении влияние каких-то потусторонних сил? И как ты поступил?
Я не внедряюсь глубоко в эти вопросы. Просто знаю, что это есть. И скажу так: то, что сделано людьми, можно снять благодаря другим людям. Конечно, меня спасла на Евровидении Божья защита и еще то, что я придумал зеркальный галстук.

Он отзеркаливал негативную энергию...
Да, они бахали в меня, а оно шло в никуда...

Боже... Ты такое рассказываешь...
Можешь себе представить? Многие думают, что я выдумываю. Мы ведь только к финалу Евровидения придумали зеркальный галстук, который клеится на грудь. С какой-то технической трубы отрывали зеркальца и потом наклеивали именно на зону, которая пробивается больше всего. И вот я надеваю этот галстук, выхожу на сцену и реально чувствую, что я – как будто в танке! Такое было ощущение брони вокруг меня.

То есть никто в Европе ничего не понял, но всем было смешно и весело.
Они почувствовали позитив. Ведь Европа приезжает на Евровидение в первую очередь развлекаться. Только наши и россияне едут туда побеждать. (Улыбается.)

Верка Сердючка интервью журналу Обрати внимание

Как будто это конец света..
Да! А на самом деле это «Веселые старты», они очень легко относятся к этому конкурсу.

Я когда-то читала твое интервью, где ты рассказывал, что когда ты ехал на Евровидение, тебя все ругали и критиковали. А когда вернулся – ты был уже героем, тебя все любили и гордились. Ты простил это вообще стране?
Ты знаешь, я не люблю проституток. Я все понимаю: они поменяли мнение, это жизнь. Но когда люди так быстро меняют мнение – это противно. Вы же могли просто промолчать, без всех этих демонических сжиганий чучела на Майдане?! Это же была такая чернуха... я тогда очень сильно похудел...

А после победы к тебе развернулась спиной Россия.
После конкурса ее отношение ко мне развернулось просто на 180 градусов, меня целенаправленно уничтожали. Писали письма президенту, что я позор, все каналы работали на это. Клипы и передачи с моим участием убирали из эфира, письма рассылали на площадки, чтобы не проводили мои концерты. И в результате всех этих действий в России меня просто возненавидели, я это чувствовал, это была война.

Ты бы хотел второй раз такое испытать? Но испытать уже не негатив, а позитив?
Ты знаешь, у меня все равно остались хорошие воспоминания. Но тогда мне было настолько обидно, что такая несправедливость по отношению ко мне. За что?! Ты этого не делал, а тебе говорят, что ты предатель и плюнул в лицо России.

Ну, это шоу-бизнес, ты же знал, куда шел.
Понимаешь, я, как всегда, вне игры. И это не наивность. Просто я никогда не делал вещи, которые могут кого-то обидеть, и никогда не участвовал в интригах, хотя меня порой и подталкивали. Но я все равно знаю, что добро всегда побеждает зло. И я понимал, что все равно эта ситуация пройдет и все вернется на свои прежние места, потому что мы ведем себя по-честному.

CЕРДЮЧКУ В РОЛИ ГАМЛЕТА Я СЕБЕ ПРЕДСТАВЛЯЮ

Мы недавно делали номер с главной темой «Депутат – слуга народа». Скажи, почему тебя еще туда не занесло и занесет ли в будущем?
У нас был такой период после Евровидения. Тогда мы были на волне «гиперуспеха» и, конечно, задумывались над дальнейшим развитием образа. Куда дальше идти Сердючке? Логичный ответ – в политику! У нас был план создать свою партию, сделать съезд в цирке – то есть мы придумали своего рода политический фарс. Были такие мысли. Правда. Я почувствовал, что вокруг меня начали происходить серьезные события: звонили какие-то люди, предлагали сумасшедшие деньги просто за встречу в ресторане. Один прямо сказал: «Андрей, там в машине лежит пакет, ты можешь прямо сейчас пойти и его забрать, но взамен нужно двух хороших людей включить в список партии»... И тут я понял, сколько людей проголосуют за меня – ради прикола... Подчеркну – ради прикола. И это понимали многие... Тогда я принял решение – все, мы заканчиваем эти игры. И буквально за два часа до регистрации мы сняли свою кандидатуру. О чем вообще не жалею.

Действительно, куда дальше?
Ты столько лет в образе Верки Сердючки. В любом случае вокруг тебя – кинематограф, какие-то съемки, идеи, сценарии и т. д. А ты, как Андрей Данилко, как человек, как артист, хотел бы в каком-нибудь художественном фильме сыграть?
Нет. Ты знаешь, у меня все-таки склад мышления больше режиссерский, нежели актерский. Мне интереснее кого-то лепить, монтировать, подкладывать музыку,
нежели сниматься самому. А кино – это искусство режиссера. Как тебя снимут, как тебе поставят задачу, как тебя смонтируют – так это и получится. Ты же пойми, за мною шлейф – 21 год работы в образе. Вот, представь, к примеру, берет меня на роль Михалков в фильм «Цитадель». Я там играю какого-то солдата. Все равно моя речь, глаза – это всегда будет мешать... Хотя я знаю: для того, чтобы вас удивить, никто не должен даже прочитать фамилию в титрах.

Как это было с Безруковым, который сыграл Высоцкого? Чтобы не было шлейфа, раз – и нет фамилии в титрах.
Да, именно шлейфа. Я к себе очень объективно отношусь и не из той категории людей, которые и тут, и там, и Отелло, и Гамлет... Если бы я играл Гамлета, к примеру, то это должен быть абсолютно своеобразный Гамлет. Это должна быть Сердючка, должно быть свое прочтение – через комедию. Вот Сердючку в роли Гамлета я себе представляю.

Скажи, а с какими стереотипами по отношению к себе ты сталкиваешься?
Знаешь, обо мне вообще сложилось какое-то неправильное впечатление. Я слышал, например, что очень многие меня жалеют, говорят, что какой-то я несчастный... Да ничего я не несчастный! Просто люди попадают на такие ситуации в моей жизни. Или, к примеру, считают, что я – суровый, замкнутый, закомплексованный... И я думаю, они правы, потому что они так это видят.

ДЛЯ МЕНЯ ГЕНИАЛЕН ТЕКСТ, В КОТОРОМ ВСЕ ПРЕДЕЛЬНО ПОНЯТНО

Я знаю, что во время твоих недавних гастролей в США, на концерте в Нью-Йорке, звезда на голове так тебе надавила, что ты ее снял. Это мне рассказала моя мама, она была на том концерте.
Ой, там была интересная предыстория. Мы поехали в тур по городам США сразу после Нового года. Я очень не хотел ехать, не со- всем был готов, да и настроения не было. Я даже сам Новый год праздновал один. Один вообще. Накрыл стол, открыл шампанское, сидел, смотрел новогодние «огоньки» по телевизору. И вдруг мне так захотелось – я взял и наголо побрился! И так мне легко стало! Я рассказал эту историю на концерте в Нью-Йорке, там была очень теплая, хорошая атмосфера. Говорю: «Первый раз такое делаю: сейчас сниму эту звезду, и вы увидите мою прическу, но я оставляю эту звезду, чтобы вы загадали желание!» Звезда падает – такая была тема. Зрители, правда, были немного шокированы.

В Лос-Анджелес тогда не заезжал – заодно посмотреть, как у них все происходит?
Я считаю, это очень большой миф, что у них лучше. Можно круто записать песню и у себя дома, в студии: поставить пультик, если нужно – взять кастрюлю, как в моем случае! (Смеется.) Главное, все-таки коллектив. Да, может быть, там лучше пишут... А что и кому пишут? Знаешь, сколько выходит музыки в мире ежедневно? И кому это надо? Все-таки хочется создавать продукт, который цепляет. Меня привлекает другое. Когда люди плачут, смеются, танцуют – мне важно такое объединение. У меня есть песни, которые мы не можем записать. Они написаны, но мы не можем их записать только из-за того, что я не понимаю, как технически это делается. Иначе сделал бы сам. А люди, которые пытаются это сделать, только все портят. Знаешь, у меня есть один интересный текст, он называется «Я сегодня волшебница». Смысл такой: у тебя все будет хорошо, потому что сегодня я – волшебница. Тексты для меня очень важны. Такие трогательные иногда получаются, что мурашки по коже... Одна женщина, например, разрыдалась на песне, где был такой текст: «Не могу говорить, я за рулем. Позже перезвоню...». То есть все темы – очень бытовые истории.

А каждый же находит в них часть себя!
Себя. Конечно. Возьмем, к примеру, Земфиру. Для меня гениален текст, когда в нем все предельно понятно: «Пожалуйста, толь- ко живи. Ты же видишь – я живу тобою...». Все понятно и просто. Гениально.

Кстати, когда ты бываешь в Нью-Йорке, ходишь на мюзиклы на Бродвее?
Ой ты, Господи! Это больная тема! Когда я был в Нью-Йорке в этом году, мне посоветовали мюзикл «Персила», ну мы и пошли. Что тебе сказать? Я часто мучаюсь бессонницей, даже снотворное не берет... А тут меня просто вырубает, я боялся удариться лбом о сиденье впереди меня. Клянусь! Короче, я ушел. А причина: нет души, понимаешь? Все выстроено, отрепетировано: шаг туда, шаг сюда... Я думаю, это может нравиться людям, которые далеки от творческой работы. И это касается не только этого мюзикла, я много видел.
Кстати, был еще смешной момент после Евровидения, у нас были телевизионные включения в студии в Лондоне. И во время шоу меня спрашивают: «Скажите, Верка, а вы были на мюзиклах?» Я говорю: «Да, я была на мюзикле Cats. Лечила бессонницу». Там умирают от смеха! Ты можешь себе представить? А в зале сидит Ллойд Уэббер... Но он – умный, говорит: «Да. Я знаю. Это очень скучно!» Хорошо отреагировал. Но если серьезно – время сейчас другое или мы другие. Нам или скучно, или мы в этом видим смешное.

А на концерты мировых звезд ты ходишь?
Знаешь, та же история! Я был на концерте Мадонны в Лондоне, и у меня была единственная мысль: когда это закончится? Я объясню. Это – машина. Работает машина, меня это не трогает вообще. Не мой жанр. Мне больше интересна «еда», чем «тарелка». Часто «тарелка» хороша: краны поднимаются, экраны работают – но нет души. Все-таки хочется какого-то крючка, чтобы цепляло.

Я ЛЮБЛЮ СВОЮ МАМУ! ОНА У МЕНЯ ОЧЕНЬ ХОРОШАЯ

У тебя есть некие ностальгические нотки, когда ты говоришь о прошлом.
У меня, например, две самые близкие подруги – из детства, мы дружим уже больше 20 лет. Я к чему: у тебя друзья из детства остались?
Таких, с кем я поддерживаю отношения... Наверное, это Анька Сердюк, мы знакомы с первого класса, Сердючка, собственно, образована из ее фамилии. И Инка (Мама на сцене. – Ред.).

Она тоже из детства?
Инка – это не такое уж и детство. Это 1990 год, училище. Я же ее терпеть не мог! Она была просто колхозница: крашеная голова с этими черными корнями, свитер «boys» у нее был, она в нем ходила, так модно было.
Я, правда, тоже был не лучше: красавчик еще тот! (Смеется.) У нас было такое взаимное отторжение! Если бы мне тогда сказали, что это будет моя самая близкая подруга, что она останется и 22 года будет рядом со мной! Инна, которая вообще не была расположена к этой работе! Сейчас она очень сильно поменялась. Если ты посмотришь наши старые записи, то это два разных человека. Люди, которые ее видят, в нее влюбляются! Она очень комфортная. Такая... Знаешь... Человек от земли. В ней есть такая простота, как у Мордюковой. Я уверен, если бы она окончила театральный институт – это ей только бы помешало. У нее реально – природная харизма.

А какое у тебя образование?
Профессиональная художественная школа, незаконченное цирковое училище и институт культуры.

То есть актерскому мастерству ты учился?
Знаешь, я занимался в театре-студии «Гротеск» в Полтаве. Вот это была школа! Наш педагог давал нам щукинскую школу. Это была очень профессиональная работа. Я думаю, все мои профессиональные достижения – благодаря «Гротеску».

Журналисты никогда не пытались проникнуть в твое детство, к твоей маме?
Они все время к ней ездят. Снимают. И когда я вижу свою маму по телевизору, я переключаю, не хочу даже слушать... Они так ее подают... Меня это расстраивает. Понимаешь, они же ее обманывают! Я говорю: «Зачем вы даете эти интервью?». А она: «Ты понимаешь, приехала эта девочка, говорит: «Я столько к вам ехала! Это моя первая работа!». Мама начинает их жалеть, она впускает их в дом, а там – не то что просто, там – чересчур просто. Село, что ты хочешь? Они это все поснимают, а потом говорят: «Вот, сын- миллионер, а мама – в таких тапочках!» Я говорю: «Ребята! Она живет на даче в этом селе. Где вы видели человека на каблуках в огороде?» Ну больные на голову! Я тоже дома не хожу в «Версаче»! Зачем все это так подавать? Я люблю свою маму, она у меня очень хорошая. Правда.

Она не захотела переезжать в Киев?
А зачем? Ее жизнь – там, а здесь что? Сядет и будет сидеть? Она когда-то дала ответ на этот вопрос в интервью программе «Позаочі»: «Ну что я там буду делать? Сидеть – смерти ждать?» Там у нее собака, соседка, они садят все время что-то в огороде. Ты понимаешь, это – их стиль жизни.

Ты никогда не хотел исследовать свое генеалогическое древо? Сейчас есть специальные институты.
Я этим занимаюсь. Мы нашли девочку, которая будет работать в полтавском архиве. Есть надежда, что там сохранилось что-то интересное, так как моя бабушка занималась парикмахерскими салонами, она была очень богатая и известная в городе. Ее фамилия – Хаментовская.

Это бабушка по маминой линии?
Да, по маме. К сожалению, в жизни моей бабушки был трагический финал: она сошла с ума... Когда произошла революция и начались непростые времена, бедность, она все свои самые дорогие вещи спрятала в сундук. Там было много ценного, бабушка лично знала Илью Репина, и у нее были его альбомы, его рисунки. В то время она уже была пожилая, и ключ от сундука вешала себе на шею – для сохранности. А когда была война, страшный голод вокруг, моя бабушка периодически снимала этот ключ, открывала сундук и продавала вещи, чтобы прокормить семью. И, кажется, в канун победы, она в очередной раз открыла сундук, а он – пустой... И бабушка от ужаса и горя сошла с ума, ведь от содержимого этого сундука зависела жизнь ее семьи...

Ты молодец, что отреставрировал столько семейных фотографий! На детских снимках ты просто красавец, очень стильный! Видно, что мама заботилась о тебе – просто реклама «Луи Виттон»!
Да уж, по тем временам... Я сейчас смотрю и понимаю: как ребенок я был хорош! (Смеется.)
Андрей Данилко в детстве
Андрей Данилко в детстве
Андрей Данилко в детстве
Источник: ramus.ua

Что говорят?


Фан группа Вконтакте

Полезные ссылки


Официальный сайт: www.serduchka.com
Страница в Facebook: Verka Serduchka.ART
Instagram: @v_serduchka

Внимание: Андрея Данилко нет в соц.сетях! Если Вы находили аккаунты, то это фейки!
Все вышеуказанные аккаунты ведут менеджеры Андрея Данилко.

Наш канал на YouTube