Андрей Данилко - интервью после концертов в Питере 2012 г.

Рейтинг:  / 0
ПлохоСупер 

В Санкт-Петербурге с успехом прошли два сольных концерта Верки Сердючки. Не удивительно, ведь народной любимицы России и Украины не было у нас целых пять лет.

Верка Сердючка Андрей Данилко - интервью в Санкт-Петербурге

 

Несмотря на  позднее время, артист после выступления пообщался с корреспондентами «Комсомольской правды».

Андрей Михайлович, вы устали? Двенадцатый час

Мы недавно приехали из Дубая, вся эта перемена климата, и мы все такие измученные. А еще ввели нового человека – саксофониста, он заболел ветрянкой и остался в Москве. Потратили много времени на перестройку, прогоны и так далее.

Как вы так быстро нашли ему замену?

У нашего трубача, Антона, есть свой джазовый проект. Он собрал молодых и очень талантливых ребят. Мы вообще берем в коллектив только молодежь, безработных. Потому что понимаем: а где им еще играть? Куда идти? Хотя профессионалы быстрее схватывают. Но преимущество мы отдаем молодым и талантливым, тех, кто не знает, куда себя применить. И пенсионеров берем.

Да, да. Видела бабулю, которая прыгала по сцене как угорелая…

Это Алена Романовская. Она раньше работала у Таисии Повалий, у Николая Баскова на бэк вокале. А теперь она осталась у нас, хотя получает меньше, чем там. Просто у нас коллектив очень большой – деньги делятся на всех. Но говорит, что ей нравится, что она здесь оживает, это другая работа.

Я сначала подумала, что на сцене действительно Ваша мама.

Ну это ведь мама сценического образа – мама Верки Сердючки. Вы мне напомнили сейчас одну историю. Когда я выступал в Хельсинки, там было много каких-то встреч, конференций, интервью. И ко мне тоже подошел мужчина и спросил: а правда, что это ваша мама? Нас вообще все так реально воспринимали. Помню еще, меня называли стармен, в переводе человек со звездой, не отделяя мой образ от меня самого. Тогда мы попали во все хит-парады. По всей Европе ажиотаж, и в Британии в том числе. Но мы никуда не поехали.

Почему же?

Мы так решили. Да и так сложились обстоятельства. Просто, то огромное количество людей, которое выступает со мной на сцене, они не могли потянуть финансово. Это ведь перелеты, переезды, гостиницы…  Поэтому все фестивали, которые там были, прошли без моего участия. А не потому что после Евровидения начались какие-то гонения.

Тут в гримерку зашел директор, забыл бумаги

Ну что ты здесь ходишь, морда? Не видишь я разговариваю? Вот так всегда, не дает толком поговорить ни с кем.

А почему концерт на полчаса задержался? Мне кто-то сказал, что колготки порвались?

Если честно, у меня никогда не рвались колготки. Такого быть просто не может! Колготки хорошие. Тут дело в другом. Технически не успели все сделать, новый саксофонист, настройка после переезда. К тому же, мы всегда ждем опоздавших, люди многие в пробках, кто-то с работы едет не успевает. Задерживаем в рамках приличия, чтобы потом люди не ходили по залу и не спорили у кого какие места в то время как я что-то рассказываю на сцене.  Чтобы драк не было.

Бывает, что за места дерутся?

Да. Когда мы выступали в Майами, там даже стульями кидались! Ругались между собой. Мы с Борей Моисеевым пели дуэтом, была фонограмма, был сборный концерт, и вот сидят там перед нами богатые люди, встали они, хотели танцевать. И что-то там кто-то не поделил, завязалась драка, стулья летают. А мы сделать ничего не можем, фонограмма то играет. Кошмар! Хорошие у меня воспоминания.

Вы упомянули Евровидение. Будете болеть за Бурановских бабушек?

Мне нравится, что Россия отнеслась ко всему с шуткой. А не паникуют и не сидят все серьезные, нервные на корвалоле. Я считаю, что к подобным конкурсам надо относиться легко. А вообще, так надоело мне это Евровидение, если честно. Мусолят и мусолят из года в год. Это уже не то Евровидение, как было раньше. Можно сказать, я еще застал лучшие времена.   А после победы Димы Билана все пошло на спад. Украина выиграла, Россия выиграла и все успокоились, что ли? Пропал какой-то трепет. Евровидение стало, как проходной двор.

А какие конкурсы могли бы конкурировать с Евровидением?

Нет, Евровидение – это очень крутой и полезный конкурс. Там есть какое-то объединение. У меня не было никогда такого ощущения – единения со всеми что ли. Когда я получил второе место, ну ясно конечно, что это первое место (улыбается), политика, что ж поделать. Но я сидел и был настолько спокоен внутри, такого спокойствия у меня никогда не было. Я понимал, что в этот момент, в эту секунду, все о тебе говорят, все думают. А в телефоне не успеваешь прочитать смс, они идут градом, и ты их просто не можешь открыть.  Прикольно.

Хотелось бы принять участие в конкурсе еще раз?

Почему-то участвовать второй раз мне не хочется.  Пока. Но вообще, мое участие в конкурсе – это очень полезная история.  Меняется отношение ко многим вещам, история очень меняет мозги. Мне нравится, что в этот раз Россия, как и Украина, относится к конкурсу легко и позитивно, без митингов и протестов, как у нас против певицы Гайтаны.

Какие ощущения у Вас возникают, когда Вы возвращаетесь в Петербург?

К Питеру у меня всегда в первую очередь  - любовь. Первый раз я здесь выступал в ДК Выборгском, это был мой первый концерт, и зал люди забили до отказа. На тот момент люди нас знали очень плохо, черте знает, когда это было, мы еще сами детьми были. У нас были еще какие-то театральные номера. И мы всегда пробовали новые вещи именно в Питере. И сегодня на сцене тоже. А мне все говорили, что Петербург – сложный город со сложной публикой. А я этого до сих пор не понял, что в нем сложного. Думаю, если тебя восприняли здесь, значит это хорошо.  Люди схватывают все на лету. Очень положительная, добрая публика, нет такого снобизма.

А с чем можно сравнить ощущения, когда вы находитесь на сцене?

С кроватью. (смеется) Вот лежишь раскинув руки, ноги… и можно так крутиться, переворачиваться. И тебе хорошо, комфортно, удобно. Нет каких-то комплексов. Я сегодня себя плохо чувствовал, правда, наверное, это не заметно. Я как-то буксовал, из-за этих тяжелых перелетов. Устал. А то чем мы занимаемся на сцене должно быть с настроением, с куражом.

Не пойму. Вроде позднее время,  а у Вас еще откуда-то берутся силы улыбаться. Откроете мне тайну?

Я все это изображаю. Я ведь артист. Видимо, что-то включается внутри.

Вы и семь песен на бис спели, а это еще полконцерта

Мы это все, разумеется, играем, включаемся в процесс. Это такой образ на сцене. Люди приходят для чего? Мы ведь не только поем и смешим на сцене. Тема Сердючки – поднять настроение, самооценку, убедить всех, что все хорошо. Мы так придумали, быть всегда на позитиве. Даже на открытках, которые некачественно напечатали за день до концерта написано: «лучше кривляться, чем ерундой заниматься». Понимаете, нет какой-то серьезности, это хулиганство, но не пустое. В обществе сейчас много одиноких, неуверенных в себе

Получается, что ваши концерты - это некий сеанс терапии?

Конечно! И мне приятно, когда людям это нравится. Они даже плачут от радости, правда, это так приятно и неожиданно. Сердючка здесь хорошо воспринимается.

Сердючка такая заводная вся, а вы такой скромный. Кто из вас, скажем, сильнее, главнее?

А как вы думаете? Глядя на созданный образ, вы думаете, что я и в жизни себя так веду? Если артист играет преступника, это ведь не значит, что он ходит и в жизни по улицам и в кого-то стреляет. Сердючка – просто персонаж. Мы с ней абсолютно разные люди. Не только внешне – Верка – кабан, так как под костюмом носит подушку, а я в жизни худой, - но и внутренне. Весь этот гротеск только для поднятия настроения. Сверхзадачи другой нет. Только позитив и улыбки.

Вы всю энергию отдаете залу, как же Вы дальше живете?

Когда ты отдаешь, ты и получаешь.  Знаете, какая энергия идет из зала! Мне когда-то в Тель-Авиве сказали, что у меня был, безусловно, крутой концерт. А еще приятно было то, что здесь встретились все те люди, которые когда-то учились вместе в школах, институтах, работали вместе. А после концерта люди обсуждали не насущные дела, а концерт. Здорово, что мои концерты объединяют людей. В этом тоже состоит некая миссия. И что после в ресторане они сидят за рюмочкой чая и вспоминают прикольные моменты из моего выступления. Это очень хорошо. Бывают очень дорогие концерты, для богатых людей. Вот они посмотрели, позевали, сели в свои лимузины и разъехались.

Только в Петербурге такие аншлаги?

Мы, артисты, люди очень странные. Есть какие-то сайты, еще что-то. Против нас постоянно идет черный пиар. Есть люди-завистники, враждебно настроенные, кому-то может дорогу перешел, ну вы понимаете? И конечно всех бесит наша живучесть, наше развитие, наша карьера, наши поступки. Хотя нет претензий к  голосу. И начинают писать в Интернете, что у меня якобы провальный тур, еще что-то. Это ярко было выражено  в 2008 году после Евровидения.  До сих пор не пойму какой еще кам бэк, куда я возвращаюсь…

Устали давать бесконечные интервью?

Да. Но все время просят, всем что-то интересно узнать из моей жизни. Газеты, радио, телевидение. И вы знаете, что я вам скажу? Надо быть очень дозированным. Когда тебя слишком много на экране или еще где-то, это людей раздражает.  Присутствие Верки Сердючки в особенности. Мне кажется, нас должно быть чуть-чуть. От переизбытка тошнит. Людям хочется посмотреть на то, чего нет. А когда ты повсюду, то не знаешь куда спрятаться.

Видела к Вам в гримерку заходил наш любимый кипмейкер Александр Игудин. Зачем? Он ваш поклонник?

Раскрою вам тайну. Он снимает документально-репортажный фильм о концертах в Петербурге. Очень много материала, которые публика не видит. Это больше для Интернета. Большая часть людей, которые приходят на концерты, они не знают, что мы делаем. Вываливать какие-то концертные куски не хочется, это будут такие небольшие тизеры, показывающие чем в данный момент занимался артист.

(В гримерку снова заходит директор)

Да не обращайте внимания, пусть ходит. Есть ему, наверное, хочется, вот он и бродит здесь, он все время голодный.

А вам есть не хочется?

Мне?! Нет.

Никогда? Вы на диете?

Нет, просто после концерта мне есть не хочется. Нет диеты. Мне конечно надо, наверное, похудеть. Тяжеловато. Пузо растет. Надо форму как-то держать, не получается.

Вы читаете статьи о себе?

Я серьезный человек и ко всему отношусь серьезно. Не читайте глупую желтую прессу про золотые унитазы в райдере. Пишут такое! Я иногда читаю и офигеваю просто. Вообще Интернет огромная помойка.  Пишут такие странные люди, оскорбляют. Пугачеву тоже. Пишут: «жирная корова». Мне вот просто хотелось бы увидеть эту морду, которая все это пишет. В лоб так дать! Вот он ничего в этой жизни не представляет. И это оскорбление это как самоутверждение. Не знаю, советую вообще не читать такое, отсекать сразу.

А комсомольскую правду читаете?

Не совру, всегда читаю «Комсомольскую правду».  Очень ее люблю. А всем читателям желаю только хорошего настроения, и воспринимать все с улыбкой.

Источник: spb.kp.ru

Фан группа Вконтакте

Полезные ссылки


Официальный сайт: www.serduchka.com
Страница в Facebook: Verka Serduchka.ART
Instagram: @v_serduchka

Внимание: Андрея Данилко нет в соц.сетях! Если Вы находили аккаунты, то это фейки!
Все вышеуказанные аккаунты ведут менеджеры Андрея Данилко.

Наш канал на YouTube