Андрей Данилко: "Моя Сердючка замуж не выйдет"

Рейтинг:  / 0
ПлохоСупер 

CЕГОДНЯ.ua Артист рассказал, как отметил 38 лет, почему не ездит к маме в село, что мартини для него, как лекарство, и что собирается открыть ресторан.

— Андрей, как завтра отметите свое 38-летие?

— Когда говорят, что мне уже 38, то как-то в голове не укладывается. Ну, правда, не надеваемая на меня эта цифра. По ощущениям мне 26—27. Да и не люблю я праздновать свой день рождения. Для меня это всегда необходимость и неудобства. Я не люблю, когда меня чрезмерно окружают вниманием. Мне кажется, что люди пытаются прочитать мое поведение. Они начинают выдумывать, что я высокомерный, шифруюсь, хотя я просто стесняюсь. Я устаю выслушивать тосты, поэтому соберемся узким кругом. Иногда узкий круг — это лишь я да Инна (актриса Инна Белоконь, мама Сердючки. — Авт.). А в воскресение собираюсь весь день спать, ведь праздновать мы начнем еще в ночь в субботу и, думаю, до утра.

— А кризис среднего возраста не чувствуете?

— Почему сразу кризис?! Это просто переходной этап… Для меня кризис — понятие негативное, а у нас все более-менее хорошо…

— В этом году вы еще празднуете 20-летие Верки Сердючки. Девушка она уже взрослая, все ей разрешаете?

— Да, Сердючке действительно уже 20, хотя по поведению иногда и 9-ти не дашь. Ей всегда можно было делать все, что угодно — пить, курить... Но сейчас даже наоборот — больше ограничений. Когда пересматриваю свои старые клипы, сделанные в конце 90-х, все очень странно выглядит: эти костюмы, поведение. Просто рядом не было человека, который мог бы меня правильно отрежиссировать. Больше скажу, мне тот период не нравился вообще. А потом в начале 2000-х пришла бешеная популярность. Тогда я прошел сложные этапы: туры, во время которых нам приходилось все время пить, гипертрофированное внимание, которое, в свою очередь, отражалось на качестве. Эти съемки, огоньки — все делалось в последний момент. Ты не можешь ничего делать для своего развития, а с другой стороны не можешь остановиться, потому что тебя несет волной. Это был период, когда от тебя все чего-то хотят. И ты делаешь то, чего не хочешь. Но, слава богу, этот этап проходит. Говоря о Сердючке, я вам больше скажу. Если бы я сейчас начинал свою творческую деятельность (кстати, помимо проводницы, Андрей примерял на себя образы милиционера, балерины, солдата. — Авт.), это не был бы женский образ.

— Сердючка уже несколько лет работает на сцене с мамой, когда же наконец-то эти две дамы обзаведутся мужьями?

— Сердючка всегда была в активном в поиске — мужчины, счастья… Но не складывается у них личная жизнь — видимо, ни у Верки, ни у ее мамы мужей не будет. Они очень одинокие… Знаете, меня многие спрашивают, зачем мне еще мама на сцене. Поймите, Сердючке всегда нужен резонер в действии, то есть ряженый. Я всегда учитываю зрительский вкусовой диапазон. Мне кажется, люди, которые правильно понимают Сердючку, — семейный коллектив.

— А как у вас с личной жизнью?

— Я не знаю, как комментировать свою личную жизнь. Если бы она была, то, наверное, что-то рассказал бы, а так… Я не ставлю перед собой цель познакомиться с девушкой, ведь это же дается судьбой. У меня есть хороший пример — знакомый, у которого двое детей. Разница между ними — полгода. Как вы сами понимаете, дети от разных женщин. Ну, совпало так, он же не планировал. Вот и я не планирую свою личную жизнь: все будет, как должно быть. И вот Инна Белоконь. Если бы она 15 лет назад не вышла замуж, в начале наших поездок, то сейчас бы тоже была одна. Никто же не выдержит таких разъездов. Или надо, чтобы человек, который с тобой живет, с тобой же и работал. Хотя это выглядит как-то странно, но меня такой вариант больше устраивает. Кстати, в 21 год у меня был вариант закрепить серьезные отношения. Но не сложилось… Поверьте, я перестал воспринимать свою личную жизнь как драму и трагедию.

— Так кто же главная женщина в вашей жизни на данный момент?

— Разумеется, моя мама (Светлана Ивановна Волкова, ей 73 года. — Авт.), хотя мы и не часто видимся, и то — только когда она ко мне приезжает. Мама живет в селе под Полтавой, занимается хозяйством, что ж я буду ее теребить и перевозить в Киев. Почему сам не езжу к ней? А я неловко себя чувствую в родном городе, поэтому туда и не возвращаюсь. Меня все время там встречали на улице с какой-то претензией, мол, выбился, к матери редко ездит, и этот осадок остался уже на протяжении несколько лет.

— Чем жизнь Сердючки отличается от вашей?

— Ну чем же мы можем отличаться: едим и пьем одно и тоже. Я люблю жареную картошку, и Верка. Из спиртного — водка, пиво, коньяк. Не люблю всякие там мартини, бейлисы — они ж как лекарство. А готовлю я крайне редко. Бывают припадки, когда могу встать у плиты ради гостей. Но и их я уже давно к себе не приглашал. Питаюсь чаще в ресторане... А по поводу наших жизненных графиков: Верка зажигает, а я — нет. У меня все стабильно: в два часа дня выхожу из дома и до поздней ночи на студии. Папарацци, следившие за мной на протяжении несколько недель, наверное, пошли лечиться в дурдом. Многие-то думают, что я веду богемный образ жизни...

— Недавно в интервью вы признались, что пить по чуть-чуть не можете, то есть если уже пьете, то пьете? Вспомните, когда из-за этого вляпывались в неприятную ситуацию?

— Такая ситуация была совсем недавно и мне кажется, я себя очень некрасиво повел. У меня спрашивали совета, как поступить в одной ситуации. Естественно, была бутылка. Рюмочка за рюмочкой, «монтажная склейка», и я уже проснулся дома. Меня как-то вырубило. Теперь я пришел к выводу, что если и пить, то только у себя в квартире. Мне очень стыдно за ту ситуацию перед людьми, которых я подвел, ведь я ж еще на самолет в Турцию опоздал.

— А Сердючка более ответственна в этом плане?

— Бывали разные варианты. Даже в компании ходила шутка, мол, Сердючка пьет, а Данилко пьянеет. Понятно, что когда мы выступаем на чьих-то днях рождениях, люди пьют. А нас еще специально ставят в конце программы, когда люди уже тепленькие. И естественно, они хотят и поцеловаться, и попеть, и выпить. Так что после концерта часто за стол к гостям садились. Хорошо хоть было дорогое шампанское, а не паленка какая-нибудь.

— Можете вспомнить, когда последний раз смеялись?

— За пару минут до интервью, когда позвонил Ире Билык. Мы говорили на личные темы и ухохатывались до слез. Немногие знают, что она — очень смешливая. На экране образ Билык редко совпадает с ней домашней. А вообще меня может заставить рассмеяться что угодно. Особенно творческие вечера каких-то неизвестных украинских певцов на наших каналах с благозвучными фамилиями, например, Торба. Смотрю на них, потом на зрителей, которых, видимо, туда лопатами загнали, и умираю от смеха.

— А что может заставить расплакаться?

— Хотя мне уже и надоели все эти шоу по типу «Х-фактор», я не могу сдержать слезу, когда смотрю на этих всех людей, детей, их эмоции и переживания. От фильмов тоже могу поплакать. Самые любимые — советские 60—70-х годов. Мне не очень нравится современное кино. Последний раз, когда ходил в кинотеатр, я смотрел какую-то ерунду и мечтал, чтобы она побыстрее закончилась. Хотя такие фильмы, как «Статский советник» и «Ликвидация» мне понравились.

— Как относитесь к политическим перипетиям в стране?

— Как я могу относиться к политике, если не могу на нее влиять. Я — обычный наблюдатель, как и все другие. Единственное, что мне надоело, так это кричащие люди у меня под домом: кто — за Юлю, кто — против. Хотя у меня хорошие окна, но такое ощущение, что они у меня прямо в квартире кричат.

— Какие капиталовложения есть у Андрея Данилко, кроме квартиры на Крещатике и нового «Лексуса»?

— Деньги я никуда не вкладываю. Некоторые еще успевают заниматься ресторанным бизнесом, для меня это пока сложно. Хотя и я хочу открыть уютный ресторанчик «У Сердючки» с домашней кухней.

— Любимое место в вашей квартире?

— Ванная комната. Там я могу и материалы какие-то слушать, и по телефону говорить. Я люблю, когда очень светло в помещении.

— А какой город вас лучше всего принимает с концертами?

— Везде публика одинакова. Но особенно любят нас в Питере. Иногда я этому поражаюсь. Именно там публика по-настоящему понимает, чем мы занимаемся. Вы ж поймите, я не могу взять и отрепетировать хорошее настроение, но зритель чувствует, когда артист врет.

— О чем мечтает Андрей Данилко?

— Моя мечта уже несколько лет — иметь место, где было бы полное отсутствие людей. Мне не нужен дворец, я хочу находиться просто ближе к природе — ходить на речку, в лес, как в селе, в общем.

— А у Сердючки какие мечты?

— В ближайших планах она с мамой хочет сделать свой моноспектакль, но пока на это совсем не хватает времени. Еще мне интересно попробовать себя в кино в качестве режиссера.
<a href="http://www.segodnya.ua/interview/14294158.html">Источник</a>


<a href="http://www.segodnya.ua/interview/14294158.html">Источник</a>


<a href="http://www.segodnya.ua/interview/14294158.html">Источник</a>


<a href="http://www.segodnya.ua/interview/14294158.html">Источник</a>


<a href="http://www.segodnya.ua/interview/14294158.html">Источник</a>


<a href="http://www.segodnya.ua/interview/14294158.html">Источник</a>

Что говорят?


Фан группа Вконтакте

Полезные ссылки


Официальный сайт: www.serduchka.com
Страница в Facebook: Verka Serduchka.ART
Instagram: @v_serduchka

Внимание: Андрея Данилко нет в соц.сетях! Если Вы находили аккаунты, то это фейки!
Все вышеуказанные аккаунты ведут менеджеры Андрея Данилко.

Наш канал на YouTube